ПРЕМЬЕРА: П. ЭТВЕШ "ТРИ СЕСТРЫ" (МАША)

«..На сцене Венской государственной оперы с большим успехом прошла премьера постановки оперы современного венгерского композитора Петера Этвёша "Три сестры" по пьесе Антона Чехова.
"Говорят, что венская публика очень традиционна и не любит новшеств. Сегодня публика 20 минут аплодировала современной опере. Браво публике!", - сказал на приеме после спектакля генеральный директор Венской оперы Доминик Мейер. (...) По словам режиссера, он сам играл в "Трех сестрах" в студенческие годы и знает пьесу "вдоль и поперек". Тем не менее, в работе над постановкой, он опирался больше на музыку Этвёша, чем на пьесу Чехова. "Я ставлю оперу, а не пьесу", - заметил Шарон. Однако, по его словам, благодаря артистическому мастерству исполнительниц главных партий - Гарифуллинной, Грицковой и Хайрулловой - удалось сделать спектакль драматически насыщенным и верным чеховскому первоисточнику. "Эти три артистки так прекрасно подходят для главных ролей - они могли бы сыграть в пьесе Чехова, не только в опере. Они - великолепные артистки, и у них прекрасная связь с материалом", - говорит Шарон. Российские певицы не остаются в долгу. "Наш режиссер - американец, рожденный в Израиле", - говорит "РГ" Грицкова. - "Но он настолько прочувствовал Чехова, что это была большая радость для всех нас, и он зажег даже тех, кто изначально не был готов к этой непростой музыке. Нам как русским людям это все близко и интересно. Это наши корни, это Чехов. И нам так приятно, что эта тема, очень глубокая, интересует не только Россию - она универсальна". (...) Премьера стала настоящим бенефисом для трех молодых певиц из России, которые последние сезоны с успехом выступают на венской сцене. Директор Венской оперы Доминик Мейер не скрывал после премьеры своей радости по поводу того, что композитор согласился адаптировать оперу для трех российских солисток театра. "Я так горжусь моими россиянками! И счастлив, что они у нас есть", - заявил он на праздновании премьеры.»
Андрей Золотов-мл (Вена), Российская газета RG.RU

«..Двадцатиминутных оваций после представления капельдинеры Венской оперы не припомнят давно. Венгерский композитор (он же дирижер) и американский режиссер Юваль Шарон, предложившие ультрамодернистскую интерпретацию психологической драмы Чехова, победили безоговорочно. (...) Каждому из выделенных трех героев сценограф Эстер Бялаш через цвет абстрактного игрового кабинета присваивает особый символический код: Маше – возвышенный и трагический черный. (...)
В партии Маши – Грицковой снова звучит тема истязания души, оттененная в музыке звуками давящей пилы. Нечто страшное вытягивает из человека последние жилы, и в последнюю минуту певица достигает небес страсти, ощущая себя буквально «леди Макбет мценского уезда». В Венской опере в Чехове открыли поэтическую мощь под стать музыке Шостаковича и ахматовской поэзии, словно бы хотели в наши драматические времена еще раз подчеркнуть, сколь хорошо здесь знают Россию классики.» Владимир Колязин, Вена, Независимая Газетa

«..Маша в исполнении Маргариты Грицковой предстает зрителю роковой женщиной, пытающейся вырваться из плена, но терпящей крах, ee огромное меццо не теряет своей насыщенности и выразительности даже на самой глубочайшей глубине.»
Die Presse", печатное издание, 08.03.2016

«..Полностью одетая в черное Маргарита Грицкова предстает перед зрителем поющей дивой немого кино, без малейшего намека на пародию: именно так следует играть «трагедию».»
Ренате Вагнер, Оnline Merker

«..Русский дом с привидениями, созданный в стиле старых голливудских фильмов ужасов. В нем есть туман, медленно проплывающая в монотонности времени мебель, лабиринт из дверей и мутный свет свечей, воск от которых столетиями стекал по влажным стенам, скапливаясь под ними, навевающими грусть горками. (...) Самые известные драматические персонажи Антона Чехова, в качестве зомби, исполняющих танец смерти среди затихшей в провинции семейки Аддамсов. По крайней мере, средняя сестра Маша похожа на черноволосую и бледную Мартицию Аддамс. Одним словом, все это довольно необычно. (...) В своих трех секвенциях Этвёш, после пролога, в котором сестры раскачиваются на качелях, обращает свой взгляд на отдельные персонажи, который сосредотачивается сначала на самой молодой из сестер, Ирине, (...) затем переходит на слабосильного брата Андрея (великолепный баритон Габриэля Бермудеса) и останавливается на блестящей и подвижной Маргарите Грицковой, в своем брючном костюме сыгравшей неверную Машу, отчаявшуюся в своей новой любви к напыщенному офицеру Вершинину, роль которого уверенно исполнил Клеменс Унтеррайнер. (...) Все три сестры - настоящие, очаровательные русские женщины, с наслаждением играющие с текстом и легко ориентирующиеся в этой взыскательной, и привлекательной музыке. Чеховское трио экстра-класса.» Мануэль Бруг, Die Welt