ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ СОЛЬНОГО КОНЦЕРТА В МУЗИКФЕРАЙН / by Dmitri Akerman

Пение как ювелирное искусство Маргарита Грицкова, меццо-сопрано.

Из Санкт-Петербурга на сцену Венской государственной оперы, и из оперы на «камерную сцену» Стеклянного зала: молодая российская певица меццо-сопрано Маргарита дебютирует в обществе друзей музыки сольным вечером.
...
«О, Музыка, ты – жизни вдохновенье, сквозь мрак унылых, пасмурных минут

В душе затеплила любви мгновенья

Чрез дикий круг стянувших жизни пут воспела мой посильный, горький труд

И увлекла меня в миры забвенья!»


Эти строки написал Франц фон Шобер, и Франц Шуберт сделал их бессмертными, добавив свою музыку. Именно этим признанием в любви «К музыке» открывает Маргарита Грицкова свой камерный вечер на «камерной сцене» в Циклусе, молодой участнице труппы Венской государственной оперы представилась возможность показать свой талант в музыкальном сообществе.
...
ЭКСКУРСИЯ В МИР РОМАНСОВ.
В этот вечер певице предстоит премьера сразу в двух смыслах: все-таки речь идет о ее дебюте в музыкальном сообществе и одновременно о первом сольном камерном вечере: «Это, конечно, очень волнительно. Я готовилась к этому с лета. Это первый вечер, когда я буду стоять два часа перед зрителями и петь романсы, а не оперные арии. Мне кажется это куда более сложным. Камерный вечер – крайне деликатная вещь. Ты ближе к зрителям, нужно выпевать гораздо больше нюансов. У меня уже есть какой-то опыт в оперном искусстве, в камерном жанре он совсем небольшой. Хотя еще во время учебы меня очень интересовали романсы!». Маргарита закончила консерваторию в Санкт-Петербурге, где были занятия, по работе в жанре камерной музыки, хотя центральное внимание во время обучения полностью уделялось оперному пению, как вспоминает певица .
При составлении программы ей помогали ее аккомпаниатор пианист Томас Лаусманн, который также является сольным концертмейстером и руководителем музыкальных занятий в Венской государственной опере, и ее учитель вокала. В программе заявлено, что это маленькая экскурсия в жанр романса. Начало было отмечено выбором немецких песен Шуберта, Брамса и Штрауса, затем последовали русские произведения Чайковского и Рахманинова, во втором отделении звучала французская музыка, написанная Дебюсси, Массене, Равель и Фауре, прежде чем вечер закончился испанской песней Мануэля де Фалья «Siete canciones populares españolas».
...
ЧЕКАННАЯ МУЗЫКА
Маргарита Грицкова прекрасно понимает, как много работы потребуется для исполнения трех немецких композиторов, у каждого из которых свой стиль.. Она слушает различные записи, чтобы прочувствовать композиторов, усвоить произношение и проникнуть в глубину немецкой "Lied". Дитрих Фишер-Дискау, Криста Людвиг и Элизабет Шварцкопф в ее списке образцов для подражания: «Существует так много различных интерпретаций великих певцов. Но, конечно, нам нужно найти свой путь». Когда речь заходит о де Фалья, ей сразу вспоминается Тереза Берганца. Первое знакомство с испанской песней М. Грицкова смогла получить, исполняя сарсуэллу с Маэстро Хосе Каррерасом. Он пригласил юную российскую певицу в сентябре 2013 года на свое выступление в Венской Государственной опере.
Интерпретацию романсов Маргарита считает чудесным приключением, и ей жаль, что в России романс не имеет того же значения, что и в немецкоговорящих странах. Еще она бы хотела, чтобы снова немного вырос интерес к романсу, потому что «в данный момент камерная вокальная музыка отчасти теряет популярность. Возможно, по той причине, что она весьма требовательна как по отношению к певцу, так и к слушателям. Это тонкая работа, искусная чеканка, словно работа ювелира!»
...
НЕ ОТРЫВАЯСЬ ОТ ФОРТЕПИАНО.
Маргарита довольно рано начала заниматься музыкой, хотя и родилась не в семье музыкантов. Ее мама немного играла на скрипке, отец, хотя и не пел, но имел хороший слух, сам научился играть на фортепиано, поэтому дома было пианино. Неудивительно, что они и маленькую Маргариту усадили за фортепиано, и вскоре она пошла в музыкальную школу, где она пела в хоре, что стало для нее особым впечатлением. В вскоре, ее взяли в детский хор телевидения урадио – и уже здесь она пела сольные партии. С хором они ездили на гастроли в Германию, Испанию и даже Японию. В общей сложности программа гастролей была такой плотной, что детям мало что удавалось посмотреть в чужой стране: «В Японии у нас зачастую было по два концерта в день, каждый продолжительностью два часа. Для детей это, конечно, многовато, но мы все равно занимались этим с удовольствием, у меня остались прекрасные впечатления», – вспоминает она.
...
ОТКРЫТИЕ
Очень рано, в шестнадцать лет, она поступила в консерваторию. , и уже в 22 года его окончила. Сначала собиралась пойти в аспирантуру, но все случилось по-другому: Ее нашел агент, который устроил прослушивание в Веймаре. Неожиданно у нее в появился двухгодичный контракт с Немецким национальным театром в Веймаре, при том, что она не знала ни слова по-немецки.
Непростое начало. «самым сложным было то, что у меня не было никакого сценического опыта. Во время обучения в консерватории я только пару раз пела партию Керубино на сцене. В Германии, конечно, намного больше певцов-актеров, чем в России. Я видела, что делают другие на сцене, и думала только «Мамма мия!» Я страшно боялась и мечтала лишь о том, чтобы вернуться обратно, так как все казалось мне слишком сложным. Первое мое выступление должно было состояться в Веймаре с «Le nozze di Figaro». В итоге режиссер незадолго до премьеры заменил меня. Я совсем не чувствовала злости и понимала, что мне еще многому нужно учиться. Затем ситуация начала понемногу улучшаться. Сейчас я могу сказать, что очень многому научилась в Веймаре».
...
УСПЕХ И МЕЧТЫ
После двух лет в Германии следующей остановкой становится Вена, где она после прослушивания стала членом труппы: «Я никогда не думала, что так скоро буду выступать на сцене и столь значимого в оперном мире театра», – поясняет певица. В Вене она быстро завоевала любовь публики своим пением, наряду с небольшими ролями освоив также партию Розины в «Севильском цирюльнике» и Анджелины в «Золушке» Россини. Наивысшим достижением была роль Идаманта на премьере оперы Моцарта «Идоменей», этой осенью. Это обеспечило ей огромный личный успех.
Конечно, Маргарита мечтает о Кармен и о других главных партиях для меццо-сопрано, однако она не хочет спешить, тем не менее, это не мешает ей делать стремительную карьеру. В любом случае певица жаждет учиться чему-то новому и петь что-то современное, возможно и джаз, который она очень любит. «Музыка – это просто фантастика», – говорит молодая певица, наделенная и красотой, и искусством.
Штефан Музиль"
Mag. Stefan Musil ist freier Kulturjournalist in Wien, October 2014